Газеты Сернурского района Республики Марий Эл 16 ноября 11 г.
16 ноября 2018 г.
Главная Общество Личность - это неповторимость природы

Личность - это неповторимость природы

25 ноября 2016 года

Так сказал когда-то известный немецкий политик Отто фон Бисмарк. Трудно найти более точные слова, характеризующие Николая Георгиевича Киндулова. Двадцать лет назад мир потерял настоящего (не побоюсь этого громкого слова) мужчину. Не стало врача от Бога, замечательного друга, заботливого и внимательного мужа и отца. Ушедшие в прошлое два десятка лет не стерли теплые, добрые воспоминания о нем всех тех, кто его знал. Накануне двадцатой поминальной годовщины я встретилась с супругой Киндулова Софьей Васильевной, и мы долго говорили о ее самом близком человеке.

Босоногое детство

Киндулов появился на свет за три года до начала второй мировой войны. Он стал вторым ребенком в крестьянской семье, живущей в селе Кукнур-Зарека. Из за недуга под названием "рахит" до трех лет малыш не мог встать на ножки, лишь ползал. Но видимо сам Господь благоволил маленькому человечку, дав ему чудесную возможность поправиться. Впоследствии, благодаря Всевышнего, мать часто внушала сыну, что он непременно должен стать доктором - спасателем людей от болезней. Эти мысли надежно угнездились в голове деревенского мальчонки, который твердо решил, что будет врачом.

В феврале 1945 года, не дожив до победы всего несколько месяцев, погиб отец Николая, и маме, Надежде Ивановне, пришлось поднимать четверых ребятишек одной. Белоручками они не были и с малых лет выполняли всю домашнюю работу, а еще трудились в колхозе. После четвертого класса Коля стал помощником мамы - она работала телятницей, а он пас стадо телят. Нелегко было вставать мальчишке в пять утра. Чтобы увлечь ребенка, Надежда Ивановна пошла на маленькую хитрость. Мальчик очень любил музыку, мечтал научиться играть на гармошке. Продав теленка, мать приобрела музыкальный инструмент, и Коля каждое утро брал его с собой на луга, где присматривая за скотиной, учился подбирать ноты, растягивая меха, наигрывал марийские мелодии.

Мальчик рос трудолюбивым и ответственным. Как-то глубокой осенью их класс убирал кормовую свеклу за деревней. На обед каждому ученику давали ломоть хлеба с медом. Мальчишки одноклассники, покушав, решили сбежать с сельхозработ, а Николай вопреки их ожиданиям остался работать дальше. Спустя годы он рассказывал родным, что учительница, удивившись его честности и порядочности, поощрила его двумя кусочками хлеба, намазанными медом. Эти ломтики он бережно донес своим братишкам, а сам лишь слизал капли сладкого нектара, стекшие на грязные рукавицы.

Его мечты и свершения

У Николая было огромное желание заниматься музыкой, вот только в далекой от райцентра марийской деревеньке возможности такой не имелось. В 9 классе паренек с другими кукнурскими ребятами год обучался в Казанской школе, при которой имелся оркестр. Он с интересом стал посещать занятия в оркестре, научился играть на трубе, и даже время от времени зарабатывал себе на жизнь, участвуя вместе с другими музыкантами в похоронных процессиях. По тем временам за один выход ему давали рубль, на который он мог купить хлеба или гостинцев домой, где его ждали мать, старшая сестра и двое младших братишек.

Забегая вперед скажу: уже будучи известным в районе врачом, он возмущался, что в Сернуре нет оркестра. С живущим по соседству Фаридом Амировым, бывшим участником местного вокального ансамбля, у них была задумка создать его. В одной из поселковых организаций они даже отыскали музыкальные инструменты. Николай Георгиевич часто говаривал, что выйдя на заслуженный отдых, ни дня не станет работать, а воплотит свою мечту в реальность. Только, увы, до пенсии ему дожить не удалось…

Что интересно, петь он не умел, но вот в музыке разбирался хорошо. Если по радио звучало классическое произведение, безошибочно определял, как оно называется, и кто его автор…

Вопроса кем стать, по окончании школы у Николая Киндулова не было. Несмотря на скромные возможности в семье, он поехал поступать в Казанский медицинский институт. Экзамены сдал успешно и стал студентом педиатрического отделения. Мама не могла помогать сыну деньгами, поэтому Николай с первого курса устроился кочегаром в одной из ближайших к институту организаций, и работал там до самого диплома. Студентам-первокурсникам не полагалось общежития. Родных и знакомых, которые бы могли приютить его на время, в Казани не было, и тогда Киндулов решил во что бы то ни стало выпросить жилье в профсоюзном комитете. А так как идти ему было некуда, он расположился прямо у дверей профкома. Утром его заметил проходивший мимо земляк, студент пятого курса вуза Иван Мухин. Он выслушал паренька и пригласил жить к себе. Вместе с ними в общежитской комнате жил и Сергей Новоселов, который впоследствии стал заместителем главного врача республиканской больницы. Приятельские отношения трех юношей переросли с годами в крепкую дружбу.

Общаться с ним было легко и весело

По дороге домой, чтобы сэкономить, Киндулов и его друзья-студенты, часто ездили на крыше вагона поезда Казань - Йошкар-Ола. А на обратном пути до Сернура его провожала на лошади мама. В институтской группе он был единственным парнем. Поэтому, когда нужно было выступить кому-то в роли "подопытного", неизменно выбирали Николая. Задорный и веселый юноша относился ко многому происходящему с юмором, за что его любили друзья-однокурсники. Выезжая в летнее время на работу в колхоз или стройотряд, ребята спорили, с кем из них поселится Киндулов. Всем хотелось иметь в своем окружении этого добродушного балагура.

Здоровый юмор присутствовал у Николая Георгиевича в течение всей его жизни. Софья Васильевна вспоминает, что без его шуток и анекдотов не обходилось ни одного дня. Их знакомство, а затем рождение глубоких взаимных чувств тоже произошли полушутя-полусерьезно. Каждое лето на каникулах Николай подрабатывал медбратом во врачебной амбулатории Кукнура. Как-то учителей и медработников попросили помочь в уборке соломы в местном хозяйстве. Здесь-то и обратили молодые внимание друг на друга. Спустя годы, вспоминая эту встречу, Киндулов неизменно шутил, что нашел свою любовь в соломе.

В родительском доме Николай то и дело слышал восторженные отзывы о молодой учительнице от брата, работавшего пионервожатым в школе. Девушка отличалась от других коллег своей начитанностью, активностью, она участвовала во всех школьных мероприятиях, хорошо пела и танцевала. А Софье "напевали" о Николае коллеги педагоги, знавшие его не только как весельчака, но и целеустремленного юношу. Она не воспринимала его всерьез, но своими знаками внимания он все же сумел зацепить ее сердечко. Как-то прислал из Казани посылку, а в ней подарок  чудесную вазу синего цвета и букет хоть искусственных, но очень красивых цветов. Были среди презентов жениха и шутливые, такие, как, к примеру, бутылка татарского пива, которую он принес, повесив через плечо на веревке из бинта.

Выбор не был ошибочным

Строгая "учителка" сдалась под натиском будущего доктора. На их свадьбе, которую сыграли у Николая на родине, гуляло немало друзей-студентов, приехавших специально из татарской столицы, коллег - учителей местной школы и односельчан. 

- Николая очень просили остаться работать в Казани, а он приехал за советом ко мне. И когда я ответила, что мне по сути все равно, он решил вернуться на родину, - делилась со мной собеседница. 

- И начались рабочие будни. В ночь, в полночь к нам могли постучаться и обратиться за помощью к Николаю. В сплошной темноте (деревня ведь не освещалась), порой по непролазной грязи, или в метель-мороз шел мой доктор к больным. А я волновалась, не спала и ждала его возвращения.

Семейная жизнь показала, что выбор Софьи Васильевны не был ошибочным. Правы были земляки Николая Георгиевича, пророча ей с ним счастливую жизнь. Его заботливости и внимательности к жене можно было подоброму позавидовать. Он сам готовил ужины, когда его супруга проверяла вечерами тетради, а утром просыпался раньше и будил ее нежной фразой: "Софушка, просыпайся, кушать подано".

С первых лет совместной жизни они договорились, что будут каждый отпуск проводить в путешествиях. Много поездили по миру. В те времена это было непросто, но им посчастливилось увидеть 13 стран, причем большинство из которых капиталистические: Индию, Грецию, Сирию, Кипр, Египет… Дважды побывали в Болгарии, где подружились с одной болгарской семьей, корни хозяина семейства которой были из России. Новые друзья через год также нанесли им ответный визит.

Безотказная и добрая душа

Внимательным Н.Г.Киндулов был не только к близким ему людям - он не мог отказать в помощи ни взрослому, ни ребенку. 

- Через семь лет работы в Кукнурской больнице Николаю предложили перевестись в райцентр. Ему необходим был профессиональный рост, и мы перебрались в Сернур.

Каюсь, была порой недовольна, когда он привозил ребятишек из детского отделения, где работал, на помывку домой. Пеняла ему: ну где ты видел врача, который у себя дома моет своих пациентов, - вспоминала С.В.Киндулова. - А он в ответ изрекал: "Софушка, ну что тебе воды жалко?". И чтоб я больше не ворчала, сам шел затапливать титан, сам намывал ребенка, который долгое время находился в больнице, сам стирал его одежду, кормил, укладывал спать, а утром, собрав ребенку пакетик с угощениями, отвозил на "скорой" обратно в больницу.

Я умела шить, так Коля, видя, что одежка некоторых его подопечных пришла в негодность, упрашивал меня смастерить им обновки.

Но обращались к Киндулову не только больные, шли к нему его односельчане, просто знакомые - кто не мог поросенка достать, кто древесину на строительство получить. Николай Георгиевич, сам никогда в жизни не державший домашнюю живность, и не занимавшийся строительством, шел в инстанции, чтоб помочь исполнить просьбы людей.

- Как-то в благодарность деревенская жительница принесла ему живую курицу. Коля, не желая обидеть ее отказом, взял домашнюю птицу. Принес домой, а вот зарубить не знал как, - рассказывала, улыбаясь, собеседница. - Все же попытался. Зашел он домой белый, как мел, лег на диван и прошептал, что умирает. Я, испугавшись за его сердце, хлопотала вокруг мужа, как вдруг в дверь позвонили и возникший на пороге сосед заявил, что "казненная" Николаем курица без головы ускакала на большую дорогу. Муж только рукой махнул: забирай, мол, ее себе… Куриным супом тогда полакомились соседи, а Коля с тех пор зарекся поднимать топор на какуюлибо живность.

Софья Васильевна разоткровенничалась, что ее родные поначалу были против зятя из провинциального марийского села. Но со временем он стал для них всеобщим любимцем. Мама Софьи Васильевны соблюдала пост, и он, накупив постных продуктов, отправлялся с полным рюкзаком в Санчурск. Кстати, горох, грибы, сухофрукты и прочая снедь доставлялись не только теще, но и ее пожилым односельчанкам.

- Жили мы весело, общались со смехом и шутками, - продолжала Софья Васильевна. - На него невозможно было сердиться, любую ссору он растворял своей непосредственностью и тонким юмором. Из ничего мог вывернуть такое, что мы ухохатывались. Сидя за обедом, мамаша (свекровь), которая прожила с нами 16 лет, время от времени говорила сыну: "Коля, если я подавлюсь от смеха, ты будешь виноват в моей кончине". Николай извинялся, но за очередной трапезой вновь "отмачивал" такое, что мы смеялись до слез.

Наши сыновья - Коля и Лева, очень любили папу, и часто говорили, что он может и умеет практически все. Несмотря на большую занятость, он сам без моего вмешательства ухаживал за садом (я туда ходила только ягоды собирать), мог не стыдясь постирать и вывесить белье, приготовить какие-либо вкусности… Эти черты характера передались впоследствии младшему сыну. Теперь Лев Николаевич сам уже отец студента-сына и школьницы-дочки, и тоже, как Николай Георгиевич, трудится на медицинской ниве - анестезиологом-реаниматологом в Волжской городской больнице.

Личность разносторонняя

Николаю Георгиевичу очень нравилось читать, но не художественную литературу, а периодические издания. В их семье выписывали столько журналов и газет, что почтальон уходил от них с полупустой сумкой. Глава семьи получал множество популярных российских газет, а его супруга выписывала "толстушки" - журналы "Нева", "Новый мир", "Октябрь"…

- Мы ведь долгое время оба были пропагандистами, а для этого постоянно приходилось быть в курсе новостей и событий, - рассказывает Софья Васильевна. - Коля читал и ставил для меня галочки: вот на этот материл надо обратить внимание. Удивительно, но заслуженный врач Марийской АССР, человек огромной доброты Н.Г.Киндулов, успешно сочетал свою жизнь и работу с политикой. Николаю Георгиевичу было оказано доверие быть представителем марийской республики в качестве делегата на XXVIII съезде КПСС, проходившем в Москве в 1990 году. У него была своя позиция - политическую деятельность врач рассматривал через справедливость. Считал, что необходимо отойти от митингов, говорильни и эмоций, и всем взяться за конкретное дело.

Свое же дело он выполнял больше чем на сто процентов. Маленькие пациенты испытывали к своему доктору искренние чувства любви и привязанности, а уж об их родителях и говорить не приходилось. Спросите сейчас любого человека, кто знал когда-то Н.Г.Киндулова, - уверена, каждый скажет в адрес педиатра только добрые слова благодарности, да еще, пожалуй, вздохнет с сожалением: побольше бы на селе таких специалистов.

Людмила ТЕТЕРИНА.

Комментарии (5)
Лариса, 28.11.2016 в 20:03

Николай Георгиевич поистине Врач с большой буквы!Софья Васильевна педагог по призванию! Такое счастье,что лично была знакома с удивительными людьми!

Зоя , 03.12.2016 в 09:11

Николай Георгиевич - замечательный Доктор и очень душевный Человек! В 1986 году в шестимесячном возрасте он лечил моего сына. Будучи уже в реанимации, у сына к вечеру внезапно поднялась высокая температура и никак не опускалась. Не смотря на то, что глубокая ночь по звонку медсестры незамедлительно пришёл в отделение. Всегда с доброй улыбкой и даже с юмором, чтобы мамочки не "увядали"от болезни детей. И вот до самого утра был на работе, и утром опять же на работе. Явно, что такая работа для него была радостью в выздоровлении детей!!! Светлая память о нём! Я не училась у Софьи Васильевны, но она мне всегда симпатична. Замечательная пара- два хороших и уважающих друг друга людей!

Зоя, 03.12.2016 в 09:14

ошибка - нужно правильно писать "несмотря"

Ольга, 15.11.2017 в 18:02

Я до сих пор тепло вспоминаю его) тогда я была ещё ребёнком и Николай Георгиевич был для нас детей, добрым боктором Айболитом. Побольше бы таких врачей в нашей стране. Он был врачом от Бога, Светлая Память.

николай, 03.12.2017 в 23:05

Побольше бы таких докторов.